Механизмы становления ценностных ориентаций подрастающего поколения в условиях трансформации семьи

Cовременный период существования рос-
сийского общества характеризуется коренными
преобразованиями всех сфер общественной жиз-
ни, которые не обошли стороной и российскую
семью. Сущность этих преобразований проявля-
ется в переносе центра тяжести в системе взаи-
модействий «социум – семья – индивид» с об-
щества на индивида. Подобная переориентация
неизбежно приводит к изменениям в массовом
сознании и поведении, когда на первый план вы-
ходят развитие и удовлетворение индивидуаль-
но-личностных потребностей отдельных пред-
ставителей семейной общности.
На протяжении всей своей истории семья
служила в большей степени обществу, чем инди-
виду. Однако в наши дни семья как малая группа
становится фактором, жизненно необходимым
для отдельной личности и особенно для детей.
Это позволяет ей взять на себя ответственность
за происходящее, в частности за формирование
ценностных ориентаций подрастающего поколе-
ния.
В результате трансформации система обра-
зования, которая традиционно в советском об-
ществе занималась формированием ценностных
ориентаций подрастающего поколения, утратила
воспитательную функцию. Это привело к воз-
растанию влияния российской семьи на функции
воспитания и социализации. Семья в условиях
социально-экономических преобразований оста-
ется одним из немногих «островков» относи-
тельной стабильности и благополучия, символов
сплоченности и близких отношений, транслято-
ров социокультурного «капитала», поступающе-
го к ребенку со стороны родителей.
В то же время в современном обществе се-
мья, являясь частью динамичной социокультур-
ной реальности, испытывает изменения своих
основных функций, их ценностного содержания.
В связи с этим актуализируется необходимость
исследования процесса трансформации семей-
ных ценностей и механизма их влияния на си-
стему ценностей подрастающего поколения. В
этом контексте важным представляется выявле-
ние тех изменений, которые происходят в роли
российской семьи с точки зрения социально зна-
чимых качеств и черт личности, позволяющих
такой личности ориентироваться в кризисном
социокультурном пространстве. Социализация
ребенка являет собой длительный процесс ста-
новления личности, включающий в себя ряд вос-
питательных приемов, с помощью которых роди-
тели стремятся достичь наилучших результатов
в этом процессе. Эти приемы образуют триаду
– родительские контроль, поддержка и власть
(авторитет).
Одним из признаков трансформаций обще-
ственной жизни в России является потеря соци-
альными институтами своей устойчивости или
частичная утрата ими своих функций.
Советскими социологами функции семьи
подразделялись на основные и дополнитель-ные, материальные и духовные. А. Г. Харчевым
и М. С. Мацковским в 1980-х гг. были выделе-
ны следующие функции семьи: репродуктив-
ная, воспитательная, хозяйственно-экономи-
ческая, рекреативная, первичного социального
контроля, эмоциональная, коммуникативная. В
качестве основных рассматривались функции
воспроизводства населения и социализации мо-
лодого поколения1.
В настоящее время в среднем в мире на
100 браков приходится от 40 до 60 разводов. Не-
полных семей в разных западных странах – от
10 до 30% и больше и матрифокальных 21%;
внебрачных рождений – от 10 до 50% (в Швеции
более 50%). Число неполных семей и внебрач-
ных рождений в России колеблется от 20 до 40 %
– по отдельным территориально-этническим ре-
гионам страны»2.
В ходе проведенного в 2012 г. в г. Владикав-
казе исследования были определены и проана-
лизированы ценностные ориентации молодежи.
Согласно квотной выборке по параметрам пола,
типа учебного заведения, уровня образования
было опрошено 500 учащихся колледжей и ин-
ститутов в возрасте 17–22 лет. Среди опрошен-
ных мальчики составили 43,8%, девочки – 56,2%.
В качестве цели исследования была выдви-
нута гипотеза о влиянии трансформаций функ-
ций семьи на ценностные ориентации молодежи.
Исследование предполагало анализ демогра-
фической и медицинской статистки, статистики
правонарушений и школьных программ, анкетно-
го опроса учащейся молодежи и интервьюирова-
ния экспертов. Были проанализированы особен-
ности ценностных ориентаций молодежи.
В ходе исследования было подтверждено,
что молодое поколение ориентировано на оди-
ночный образ жизни, не спешит связывать себя
брачными обязательствами, потому что супруги
с детьми «упускают возможности для других ра-
достей» – 17,3%, что «дети отнимают очень важ-
ную часть жизни взрослого» – 30,4% и что «уход
за детьми требует слишком больших усилий»,
отвлекая от профессиональной карьеры – 68,7%.
Именно поэтому девушки планируют замуже-
ство после 25 лет – по достижении «независи-
мости и стабильности положения в обществе», а
юноши – еще позже – 27–30 лет.
Если в 2000 г. среди всех мужчин, всту-
пивших в брак, на группу до 18 лет приходился
1,0% всех браков, на группу 18–24 года – 52,5%,
на группу 25–43 года – 29,5%, то к 2010 г. со-
ответствующие показатели уже были 0,4, 45,
33,8%. Среди женщин – аналогичная динамика:
в 2000 г. среди всех вышедших замуж 5,4% всту-
пили в брак в возрасте до 18 лет, 59,1% – в воз-
расте 18–24 года, 20,7% – в 25–34 года, к 2010 г.
соответствующие показатели составили: 3,3,
57,0, 23,7%3.
При этом видят себя бездетными 18 %, а бо-
лее четверти опрошенных хотели бы иметь толь-
ко одного ребенка. Здесь отмечается еще одна
тенденция изменения репродуктивных устано-
вок – положительное отношение к возможному
отказу от рожденного ребенка вне брака или до
совершеннолетия.
Так, лишь 5,1% боятся морального осужде-
ния в случае отказа от ребенка. Процесс умень-
шения потребности в детях продолжается. Все
меньшая часть населения испытывает потреб-
ность иметь в семье то число детей, которое обе-
спечивает нормальное воспроизводство населе-
ния и социализацию социально компетентных
личностей.
Семьи разных типов испытывают матери-
ально-технические трудности и в похожей сте-
пени ввиду наличия одной общей проблемы
– низкого уровня заработной платы и, соответ-
ственно, невысокого уровня жизни в российском
обществе.
Эффективность следующей, социализаци-
онной, функции семьи трудно измерить в срав-
нении с влиянием на детей школ и дошкольных
учреждений, а также других агентов социали-
зации. Отсутствуют общепринятые критерии
«хорошего» воспитания или «социальной ком-
петентности» личности. Функция социализации
семьей и другими институтами предполагает
наряду с полноценной социализацией и девиант-
ную. Характеризуя социализацию подрастающе-
го поколения в семье, отметим, что важную роль
играет практика в семье доверительных отноше-
ний детей и родителей, а высокий авторитет по-
следних обеспечивает успешность воспитатель-
ных воздействий, эффективность реализации
воспитательного потенциала семьи.
Если мы обратимся к обычным семьям, то
обнаружим, что в большинстве своем дети чаще
общаются с матерью, чем с отцом. При обраще-
нии за советом к родителям 72% выбирают мать
и только 31% отца Следствия такого положения
дел также весьма плачевны. В семьях тради-
ционного типа авторитет родителей, особенно
отца, был «вне критики», дети вырастали в усло-
виях жесткой дисциплины и весь процесс их со-
циализации шел по накатанной дороге. Наличие
отца имеет важнейшее значение для развития с
самого момента рождения ребенка: он является
первым внешним объектом для ребенка и играет
роль модели при ранней гендерной идентифи-
кации. Отцы к тому же поощряют процесс от-
деления ребенка от матери, ускоряя тем самым
процесс социализации. Но в наши дни отцы не
справляются со своей ролью, именно поэтому у
многих детей наблюдается затянувшийся инфан-
тилизм. Затягивание учебы и студенчества ста-
вит подростков и юношей в положение социаль-
но не признаваемых взрослыми людей, не говоря
уже об отсутствии финансового подтверждения
полноценности. Результаты опроса молодежи
в 2010 г. показали, что 72% молодых людей в
возрасте 16–25 лет находятся на полном обе-спечении родителей. Как показывают социоло-
гические исследования, не уменьшается помощь
детям и в более старшем возрасте. В результате
в 43% случаев родители помогают своим взрос-
лым детям материально, в 55,7% – в уходе за
детьми, в 42,6% – в бытовых делах, в 33,3% – в
покупке продуктов и в 62,0% – советами.
С функцией социализации тесно перепле-
тается хозяйственно-бытовая. Данная функция
кардинально изменилась в российском обще-
стве. В недалеком прошлом семья была не только
первичной ячейкой воспроизводства населения,
но и первичной экономической единицей, так
как обеспечивала средствами к существованию
своих членов4.
Важным фактором снижения уровня и каче-
ства жизни россиян является рост цен. Индекс
потребительских цен возрос с 2008 по 2012 г.
почти в 9 раз. По показателям уровня жизни,
используемым экспертами ООН, Россия входит
лишь в восьмую десятку стран. Исследования
показывают, что у 60% населения произошло
значительное падение реального уровня жизни.
Всероссийские опросы (2010–2012 гг.) демон-
стрируют, что около 50% населения имеет доход
ниже прожиточного уровня, 30,1% россиян явля-
ются малообеспеченными.
Следующая функция семьи – первичного
социального контроля. Ее задачей являются мо-
ральная регламентация поведения членов семьи
в различных сферах жизнедеятельности, регули-
рование ответственности и обязательств в отно-
шениях между супругами, родителями и детьми.
В прошлом данную функцию семья осуществля-
ла крайне жестко, и в этом помогало все ее окру-
жение. Человек постоянно находился на виду у
всех окружающих. При этом его труд, быт, досуг,
вся его жизнь до мельчайших деталей были стро-
жайше регламентированы или ритуализированы
вековыми традициями5.
Сегодня же в результате отсутствия родите-
лей рядом с детьми лишь 43% родителей знают
всегда, где и с кем их дети проводят свободное
время; 47% – не всегда точно знают и 20%, как
правило, не знают. Общественное мнение пред-
полагает, что пребывание матери дома повышает
социальный контроль над детьми, они растут бо-
лее здоровыми, ухоженными. Но в то же время,
как показывают социологические исследования,
женщины, посвятившие себя семье, пребывают в
домашней среде и это сужает их кругозор, их ин-
тересы замыкаются на домашних делах. Вслед-
ствие этого мать перестает быть авторитетом для
детей, которые не обращаются к ней за советом
и помощью, считая неспособной дать компетент-
ные рекомендации.
Помимо этого, семья выполняет функцию
духовного общения, направляя личностное раз-
витие ее членов, их духовное взаимообогащение.
С момента рождения ребенок через общение вос-
принимает от родителей социальный опыт, под-
ражая родителям, затем идентифицируя себя от
окружающих его людей. В результате общения
между ребенком и родителями возникает эмоци-
ональная близость, которая психологически ос-
нована на аффилиации.
Для нормального психологического состоя-
ния ребенка очень важно, чтобы именно в семье,
общаясь с близкими людьми, он чувствовал себя
открытым, эмоционально раскрепощенным, за-
щищенным, не метался между своими эмоцио-
нальными побуждениями и противоречивыми
требованиями, исходящими от окружающих.
Внутри семьи наиболее легко реализуется важ-
ная потребность, которую ребенок испытывает,
вступая в общение: получить от родителей со-
чувствие, одобрение как подтверждение обще-
го расположения к себе. В первую очередь, се-
мья является основным источником сочувствия
и поддержки и может оказать их своевременно,
тонко и ненавязчиво. Роль матери в семье чрез-
вычайно важна – мать удовлетворяет первичные
потребности ребенка, ласкает его, стимулирует,
общается с ним, дает ощущение защищенности,
эмоционального тепла и уюта.
Немаловажное влияние на эмоциональную
и духовную функцию семьи оказало измене-
ние отношения супругов на совместное время-
провождение в кругу семьи. Распространены
и такие семьи, где у детей вообще отсутствуют
доверительные отношения как с отцом, так и с
матерью. Поэтому неудивительно, что неудов-
летворенность отношениями в семье с родителя-
ми компенсируется отношениями в неформаль-
ной группе сверстников, которая постепенно
становится референтной для подростка, и он
активно усваивает нормы и ценности, зачастую
асоциального свойства.
Из всего сказанного можно сделать вывод,
что возникновение негативных качеств личности
характерно при дефиците родительской любви,
когда дети обделены вниманием близких и не
получают необходимого заряда положительных
эмоций, лишены родительской опеки.
Именно поэтому при отсутствии полноцен-
ных отношений дети ищут другие источники
общения и информации. Согласно социологиче-
ским исследованиям А. Г. Харчева и В. Алексее-
вой, проведенным в конце 1970-х гг.6, основными
источниками информации о половой жизни для
подростков выступали литература (61,1%), дру-
зья-одногодки (49,4%), старшие по возрасту това-
рищи (35,8%), а затем родители (10%) и учителя
(8,2%). Сегодня картина несколько иная – родите-
ли и школа теряют свои позиции в вопросе сек-
суального просвещения молодежи. Современные
подростки информацию о сексе получают в пер-
вую очередь из общения с друзьями и из личного
опыта половых контактов. Тем не менее дети из
благополучных семей чаще, чем другие, обсужда-
ют с родителями проблемы секса, и чаще других
говорят на эти темы с отцом (в 3 раза больше, чемдети из конфликтных семей). Больше половины
детей из конфликтных семей никогда не говорят о
сексе с матерью и 78% – с отцом.
Таким образом, мы видим, что на сегодняш-
ний день дети испытывают недостаток общения
с родителями. В результате среди подростков,
лишенных общения с родителями, неадекватная
самооценка встречается в 87,9% случаев. Среди
подростков, имеющих доверительные отноше-
ния с родителями, только 8,3% имеют неадекват-
ную (заниженную) самооценку.
При ослаблении эмоциональных и психоло-
гических связей не происходит духовного вза-
имообогащения и нарушается личностное раз-
витие детей. Таким образом, мы можем сделать
вывод, что лишь когда психологическое и соци-
альное становление ребенка – цель родителей,
только в этом случае можно говорить о надежном
фундаменте отношений между поколениями, ко-
торое реализуется посредством общения в семье.
Она имеет приоритеты перед другими социаль-
ными общностями в области воспроизводства и
совершенствования социального механизма, на-
правленного на удовлетворение потребности в
коллективе, которое первоначально осуществля-
ется через общение с близкими людьми.
Для характеристики текущего этапа совре-
менной семьи невозможно не упомянуть о та-
кой стороне ее существования, как сексуальная.
Патриархальная семья не допускала добрачных
связей женщин и в то же время не осуждала за
них мужчин. Мужчина мог требовать от женщи-
ны нежности и теплоты чувств, а она не всегда
могла рассчитывать на взаимность.
Также в сознании молодых людей изменил-
ся взгляд на добрачные половые связи. Добрач-
ное половое поведение становится более сво-
бодным, просматривается тенденция перехода к
единой половой морали, с более динамичными
оценками у женщин. Тем не менее традиционной
«двойной» оценки полового поведения мужчины
и женщины придерживается немалая часть насе-
ления. Степень данной свободы зависит от реги-
ональных и национальных особенностей, уровня
урбанизации региона и интенсификации мигра-
ционных потоков7.
В начале прошлого века П. А. Сорокин от-
мечал, что «семья как священный союз мужа и
жены, родителей и детей будет разрушаться, раз-
воды и расхождения будут увеличиваться». При
этом компонент семейной дезорганизации он
видел в плохой брачной адаптации. Внутрисе-
мейная дезорганизация определялась им «кон-
фликтностью ролевых отношений, исходящей
из демагогии равенства и фактического нерав-
ноправия мужчины и женщины, а внесемейная
– разрушением системы родства и трудностью
приспособления семьи к другим общественным
институтам (школа, церковь и т. д.)»8.
Одной из причин семейной дезорганизации
является ослабление действия внешних регуля-
торов брачно-семейных отношений, таких как
общественное мнение, экономическая зависи-
мость и подчиненность женщин и т. д. и, как
правило, неспособность внутренних сил, вну-
тренних регуляторов (чувства любви, долга, за-
интересованности) обеспечить стабилизацию
семьи. История человечества не знает примера,
когда ценностные ориентации формировались
бы без участия семьи. Ценностные ориентации
молодежи и стиль воспитания детей зависят не
только от социальной структуры общества, но и
от социокультурной среды, которую создает се-
мья.
Изменения в жизни затрагивают не столь-
ко состав, сколько структуру ценностей, т. е. их
иерархическое соотношение. Параллельно изме-
нение брачной структуры общества сказывается
на ценностных ориентациях подрастающего по-
коления.
В связи с эти выделяют три фактора влияния
семьи на личность ребенка: во-первых, это соци-
альная микросреда семьи, в которой осущест-
вляется приобщение детей к социальным ценно-
стям и ролям; во-вторых, внутри- и внесемейная
деятельность, по преимуществу работа по дому;
в-третьих, семейное воспитание (как комплекс
целенаправленных педагогических мер).
В современной системе ценностей размы-
той оказалась также важная социализирующая
составляющая – трудовая. Трудовые заслуги ро-
дителей могут вызвать уважение у молодежи и
готовность брать пример, если дом и быт снаб-
жены всеми атрибутами высокообеспеченного
существования. Деформация трудовой моти-
вации связана, на наш взгляд, и с ослаблением
«трудовой ауры» в семье, с прекращением вос-
питания подрастающего потомства на примерах
трудовых достижений семьи и рода.
Свою лепту внесли СМИ – «играйте, угады-
вайте – и вы разбогатеете!», быстрые и легкие
деньги в челночном бизнесе, на тотализаторах,
посредничестве. Как следствие – в числе пер-
вых жизненных ценностей «труд» не значится.
Если труд и признается в качестве ценности, то
только высокооплачиваемый. Разумеется, к ори-
ентации молодежи на труд и учебу следует под-
ходить дифференцированно: есть немало тех,
кто настроен на хорошую учебу и получение
профессии. Характер отношений в сфере труда
абсолютно пропорционально отражает характер
потребностей. Сама работа должна стать разно-
видностью развлечения, отдыхом.
Таким образом, результаты проведенного
опроса подтвердили, что ориентации на семью
с несколькими детьми, семейный образ жизни,
родительство становятся менее значимыми, чем
ориентации на профессиональную деятельность
и статусные характеристики. Подавляющее
большинство опрошенных, имеющих несовер-
шеннолетних детей, ориентированы на продол-
жение профессиональной деятельности даже вслучае достижения высокого уровня материаль-
ного благосостояния. Вероятно, это объясняет-
ся возникновением определенных трудностей
в процессе воспитания ребенка. Последнее, в
свою очередь, делает более напряженной семей-
ную жизнь, на фоне которой внесемейная дея-
тельность представляется более предсказуемой
и захватывающей.
В группе респондентов как из полных, так
и из матрифокальных семей доминируют со-
временные ценностные ориентации. На первое
место выходят материальный успех и семья, здо-
ровье и образование делят вторую и третью по-
зиции, четвертое место делят карьера и работа,
на последнем месте оказывается свобода и неза-
висимость. Здесь явно просматривается приори-
тет достиженческого комплекса ценностей, хотя
и с российской спецификой. Семья увеличивает
свою автономию, а влияние традиций, норм и
ценностей со стороны общества становится ме-
нее значимым по сравнению с индивидуальными
нормами и ценностями.
Если раньше традиционным было противо-
стояние таких ценностей, как работа vs семья,
то сейчас семья становится жизненной целью,
достижение которой возможно только в резуль-
тате финансовой независимости посредством
стабильной и хорошо оплачиваемой работы.
Это, по-видимому, является примером в матри-
фокальных семьях и из-за отсутствия другой
альтернативы, дети из этих семей в большей сте-
пени ориентированы на получение образования,
что подтверждается данными исследования. Его
результаты выявили следующее:
– в иерархии жизненных ценностей под-
ростков наблюдается относительное единообра-
зие: материальный достаток, здоровье, семья;
– семья в оценках молодого поколения оста-
ется важной организацией жизни людей;
– сложные отношения между родителями
способствуют увеличению дистанции и отчуж-
денности между родителями и детьми;
– оценка сексуальных установок и норм по-
лового поведения не выявила значительных раз-
личий у подростков из разных типов семей, наи-
более оказались различия по полу;
– наблюдается тенденция сведения к мини-
муму роли отца в реализации воспитательной
функции в полной семье.
В ценностном сознании преобладают пас-
сивность и потребительство. Вместе с тем обна-
руживаются и положительные тенденции, свя-
занные с формированием и распространением
новых ценностных ориентаций, раскрывающих
возможности карьерного роста, самосовершен-
ствования, образования. Юноши и девушки се-
годня смотрят на жизнь прагматично, полагаясь
больше на себя, нежели на оказавшиеся призрач-
ными идеи или властные структуры, не способ-
ные создать молодому поколению условий для
достойного существования, что зачастую опре-
деляет массовый характер ценностных ориента-
ций подрастающего поколения9.
Именно изменение ценностных ориентаций
под воздействием семьи и современных социо-
культурных условий обусловливает трансформа-
цию старых и формирование новых ценностных
ориентаций, содействуя в достижении молоде-
жью формирующихся у нее своих новых целей.
Но все-таки семья сохраняет в условиях не-
стабильности относительно устойчивый набор
ценностей. Это неизбежно отражается на про-
цессе формирования ценностных ориентаций
молодежи. В системе которых приоритет сохра-
няют те ценности, которые являются социально
значимыми для семьи, например: семья как пси-
хологический образ дома, образование, матери-
альный достаток, здоровье.
В наши дни российское общество актуали-
зирует ценностные ориентации, отвечающие
требованиям общества с рыночной экономикой,
а именно: работа как карьера, диплом о высшем
образовании, деньги, свобода. Эти ценности не-
редко находятся в антагонизме с теми, которые
традиционно были характерны для российской
семьи: взаимопомощь, дружба, забота. Значи-
мость семьи для подрастающего поколения как
фактора, определяющего ее ценностный мир,
актуализирует проблему защиты семьи и повы-
шения ее престижа.

Литература

1 См.: Харчев А. Г., Мацковский М. С. Современная семья
и ее проблемы. М., 1978. С. 3–47.
2 См.: Демографический ежегодник России. М., 2011.
С. 62.
3 Там же. С. 53.
4 См.: Российская социологическая энциклопедия.
М., 1999. С. 207.
5 Магомедов А. А. Семья на Северном Кавказе. Ставро-
поль, 1999. С. 132.
6 См.: Харчев А. Г., Мацковский М. С. Указ. соч.
7 Карцева Л. В. Модель семьи в условиях трансформации
российского общества // Социс. 2003. № 7. С. 68.
8 Сорокин П. А. Кризис современной семьи // Ежемесяч-
ный журнал для всех. 1916. № 2. С. 174.
9 Карцева Л. В. Указ. соч. С. 66.

стр. 61
Статус: 
одобрено к публикации
Краткое содержание (PDF):