Перспектива поколения: движение исторической реконструкции


Образец для цитирования:

Ярская В. Н., Божок Н. С. Перспектива поколения: движение исторической реконструкции. //Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия: Социология. Политология, 2014 Т. 14, вып. 2. С. 19-?.


«Поколение» – центральная категория
социального времени. Научный интерес к ана-
лизу поколений и проблемам отношения между
ними появился в западноевропейской литера-
туре во второй половине XIX в., в том числе с
философским осмыслением категории времени.
Методология, создавшая образ мира с абсолют-
ным, объективированным, линейным и субстан-
циальным временем, могла либо адаптироваться
к новой, нелинейной картине мира, либо резко ее
пересмотреть. Критерии сравнения различных
обществ – это в том числе связь форм време-
ни, темпоральностей социальных и возрастных
групп, поколений, поколенческого контракта1.
Сегодня категория «поколение» вызывает ин-
терес исследователей с позиций исторической
перспективы от прошлого к будущему, различий
в потребительских ориентациях и практиках,
наличия или отсутствия у данного поколения
чувства патриотизма. Ведь сложность поколен-
ческих конфликтов переживается на микро-, ма-
кро- и глобальном уровнях. Интерес к работе с
проблематикой поколений в массовом сознании
и научном сообществе стимулируется ориен-
тацией на радикальные и быстрые изменения,
стремлением к справедливости в распределении
ресурсов, глобальными изменениями возрастно-
го состава современных обществ. Фреймы ис-
следования отсылают к методологии социальной
динамики, социальному конструктивизму и по-колению как (не только объективной) реально-
сти. В итоге проблема поколенных отношений
является социально сконструированной, зависи-
мой, а воспроизводство поколенческих символов
и значений, лексических форм самопрезентации
артикулируют поколение на теоретическом уров-
не как смысловой узел проблематики, классифи-
кации и типологии2. Поколение определяется в
современной литературе как складывающаяся в
силу объективных социально-демографических
и культурно-исторических условий общность
современников, имеющих типичные социально-
психологические, идейно нравственные и этно-
культурные характеристики, сходные духовные
ценности, социальный опыт и образ жизни3.
Задолго до поколенческих проблем совре-
менной Европы поколение как форма времени
было представлено античными греками: из ше-
сти поколений пятое представляет собой царство
Зевса. Поколение как день космического года,
смену возникновения и разрушения мира, как
форму времени продолжительностью в трид-
цать лет между дедом и внуком определял про-
исходивший из царского рода, служивший вер-
ховным жрецом Гераклит из Эфеса, который
показывают ныне как экскурсионную достопри-
мечательность туристам в Турции. Необратимое
течение времени он иллюстрирует метафорой –
нельзя дважды войти в одну и ту же реку: река,
изменяясь, покоится и, покоясь, изменяется.
Представление Гераклита о круговых пожарах
через космический, мировой год, после которых
колесо истории возобновляет цикл, и дает про-
должительность поколения. Позже упоминание
о поколении, единстве уподобления и различия в
преемственности встречается и у Платона.
Формирование классической теории поколе-
ний в Новое время получает обоснование у Дж.
Вико, заложившего основы культурной антропо-
логии и этнологии, в идее саморазвития обще-
ства в исторической смене и преемственности
поколений, связанных единством законов разума
и ростом знания. Ж. Кондорсе определял поко-
ление не только группой ровесников, но имею-
щих сходный склад ума, объем положительных
знаний и уровень нравственного совершенства4.
Теория поколений демографа Нейла Хоува (Neil
Howe) и историка Уильяма Штрауса (William
Strauss) также утверждает, что поколение опре-
деляет не только и не столько возраст, сколь-
ко ценности людей, которые формируются под
влиянием политических, экономических, соци-
альных, технологических событий и семейного
воспитания. В настоящем времени живут и ра-
ботают представители нескольких поколений, их
названия и характеристики давно и всюду пред-
ставлены на многочисленных сайтах, в популяр-
ных и научных статьях и энциклопедиях, сту-
денты знают о них с первого курса. Поколение
вызывает интерес исследователей с позиций не
только исторической перспективы от прошлого
к будущему, различий в потребительских ориен-
тациях и практиках, но и усиления времени со-
циальности и гражданственности общества, со-
кращения времени тотальной власти.
Каждое поколение по мере взросления не
только адаптируется к культуре, но и конструи-
рует свою темпоральную и пространственную
среду, свои ценности и солидарности. Приняты
названия Поколение GI – поколение Победите-
лей (1900–1923), Молчаливое поколение (1923–
1943), Поколение бумеров (1943–1963), Поко-
ление Х (1963–1983), Поколение Y, millennials,
или поколение Сети (1983–2003) и Поколение
Z (2003–2023). Поколенческий контракт мы мо-
жем рассматривать как модель солидарности
всех живущих поколений, ведь она внедрена ев-
ропейскими государствами благоденствия для
поддержки и защиты зависимых периодов жиз-
ненного цикла различных возрастных когорт,
детства, юности, пожилого возраста с помощью
труда и вклада активного населения. Вместе с
тем при сочетании вклада демографических пе-
реходов, экономической транснационализации,
меняющихся паттернов рабочей и семейной ка-
рьер поколенческий контракт слабеет5. Проблема
справедливости касается распределения выгод и
затрат среди поколений, а проблема устойчиво-
сти касается государственного финансирования,
объема социальных ресурсов, которые могут и
должны предоставляться на поддержку «непро-
изводительных» членов общества. Это влияет
на жизненные шансы возрастных групп и поко-
лений, неясно, как этот контракт будет осущест-
вляться в государстве благоденствия, эволюцио-
нирующем в направлении государства активации
(активации трудовых ресурсов кого только мож-
но, продления трудового возраста) или государ-
ства конкуренции6.
Можно охарактеризовать трансформацию
капиталистического общества как двойное дви-
жение темпоральностей распада рыночных сил и
коммодификации социальных и экономических
отношений. Ускорение выступает признаком
социального времени, а модернизация и глоба-
лизация не могут быть поняты без культурных
и структурных корней, без ускорения7. Совре-
менный человек проживает жизнь, более на-
полненную событиями, информацией, знанием,
чем человек предыдущего поколения; циклы по
своей структуре соответствуют инновационным
социально-экономическим циклам, охватывают
мировое развитие в соответствии со структурой
исторического времени. Любой проанализиро-
ванный случай становится моделью, с помощью
которой можно приблизиться к проблематике по-
коления, увидеть то, что не раскрывается в ходе
объективистского анализа, опирающегося на
статистические показатели.
Кроме того, при характеристике поколений с
позиций данной классификации возникает риск
ошибок, так как кроме шаблонных свойств, на-пример амбициозности и бессмысленности8 игре-
ков (Y, millennials, или поколение Сети), распро-
страненных в Интернете, мы наблюдаем гораздо
большее разнообразие в кажущейся поколенной
гомогенности. Пока еще в российских реалиях
налицо социальная поляризация молодежи, уяз-
вимая часть молодежи, группа инвалидов, ис-
пытывает социальную депривацию, назначаются
некоторые меры, не уничтожающие причины.
Межпоколенческий контракт принимает вирту-
альную форму и понимается не только как долго-
вые обязательства между современниками, но и
как долговременные отношения между живущи-
ми и будущими поколениями. Социальное давле-
ние на субъективное время может удлинить или
укоротить какой-то жизненный этап, например
детство, юность. Поколения презентируют себя
по отношению к определенному социальному
времени как историческому, связанному с опреде-
ленными социальными событиями и процессами,
с другой стороны, также и к собственному био-
графическому времени, циклу жизненного пути,
т. е. темпоральность поколения выступает субъек-
тивным форматом социального времени. Модусы
времени находят свое конкретное разрешение в
понятии жизненного пути, человек проживает
несколько этапов жизненного пути как несколько
отдельных жизней, различающихся колоритом и
содержанием. Сам человек каждый раз другой –
его самого конструирует время, жизненный путь9,
внимание фокусируется на анализе терминологии
социологии поколения: от жизненного пути Элде-
ра, формативного периода и возрастных паттер-
нов Манхейма до известной классификации со-
временных поколений, предложенной Беккером
по результатам массовых эмпирических исследо-
ваний в нескольких странах.
Поколение связано с субкультурой как
системой норм и ценностей в отечественных ис-
следовательских полях. Мы поддерживаем авто-
ритетное суждение Елены Омельченко по пово-
ду отступления при молодежных исследованиях
от субкультурного подхода в пользу стилевого10,
но вместе с тем еще рассчитываем и на некото-
рый переходный временной отрезок. Культура
определенного молодого поколения обладает
общностью стиля, групповых норм, ценностей и
стереотипов. Так, иллюзии, навеянные неизвест-
ностью и непонятностью мира, которые для по-
коления бумеров таят опасность и не могут быть
представлены позитивно, и многие обвинения в
адрес молодых построены на непонимании соб-
ственного мира11. Игра на пианино, просмотр
телевизионных программ, увлечение спортом
– действия, привычные и не вызывающие со-
противления бумеров, принципиально не отли-
чаются от приверженности видеоиграм ново-
го поколения. Они дают человеку возможность
создавать мир, уводящий от повседневных забот,
конструирующий собственные смыслы, без чув-
ства одиночества и заброшенности.
Воспроизводство и передача культуры по-
следующим поколениям лежат в основе процес-
са усвоения правил и идеалов предшествующих
поколений. Как представляется, поколение рас-
крывается тусовками в социальном пространстве
и времени, помогая справиться с проблемами,
найти круг общения и помочь в социализации
и самореализации. Ценности субкультуры, как
известно, не означают отказа от национальной
культуры, принятой большинством, обнаружи-
вая лишь некоторые отклонения. Субкультуры
– безусловно, объект социального конструирова-
ния и необязательно выступают как оппозиция к
ценностям доминантной культуры, но при этом
они демонстрируют единство посредством ис-
пользования отличного от всех стиля, увлечения,
символов.
Между тем в качестве главнейшей госу-
дарственной задачи отечественной молодежной
политики выступает неоднократное подчерки-
вание позиции о воспитании патриотических
чувств молодого поколения. Великие патриоты
России, защитники Отечества увековечены в
социальной памяти россиян искусством и лите-
ратурой, высокими наградами. Беспредельное
доверие и дружба между народами на фронтах
и в тылу – результат интернационального вос-
питания и фактор победы. Мужество, героизм,
терпение, надежда и вера в победу – образец па-
триотизма военного и гражданского населения.
Именно через субкультурные формы для опреде-
ленной части молодежи лежит путь к освоению
социальности и пониманию патриотизма. Ведь
мы, порой увлекаясь негативным отношением к
молодежным субкультурам, не замечаем досто-
инств некоторых мощных игровых субкультур
последнего времени.
Историческая реконструкция – и субкуль-
тура, и стиль. Многие позитивные качества вос-
питываются в процессе игр исторической ре-
конструкции, которые не имеют ничего общего
с выдуманным виртуальным миром и, как след-
ствие, неспособностью к коллективным дей-
ствиям. Субкультура реконструкторов появилась
в 80-х гг. XX в., в так называемый период вспле-
ска молодежных течений в СССР. Прародителем
данной субкультуры можно считать субкультуру
толкиенистов и ролевиков, это в известной мере
их эволюционная форма, которая была сформи-
рована на их желании воссоздавать реальные со-
бытия, вещи и отношения людей из прошлого. С
другой стороны, в формирование новой субкуль-
туры внесло свой вклад историческое фехтова-
ние, которое еще не ставило целью воссоздание
конкретных событий, а акцентировалось лишь
на воссоздании боевых приемов.
Для более глубокого понимания концепта
поколения в аспекте субкультур проведем здесь
вторичный анализ данных исследования Брэда
Веста «Историческая реконструкция и аффек-
тивное воздействие: представление Американ-ской гражданской войны»12. Исследование про-
водилось методом интервью с 22 респондентами,
участниками инсценировки сражений Граждан-
ской войны в США. Были опрошены респонден-
ты различных возрастов (21–55 лет), мужчины,
занимающиеся реконструкцией, как «северяне»
(10 чел.), так и «южане» (12 чел.). Вест фокуси-
ровался на трех аспектах: организация историче-
ской реконструкции (the production of reenacting);
достижение живой истории (аchieving living
history); реконструкция и политический акти-
визм (reenacting and Political Activism).
Было выявлено, каким образом реконструк-
торы погружаются в прошлое, как это влияет на
их настроение, как они получают определенный
аффективный опыт. В инсценировках участво-
вали представители разных социальных групп и
профессий: отставной охранник тюрьмы, води-
тель грузовика, директор музея, военный, рабо-
чий, техник, библиотекарь, автомеханик, соци-
альный работник. Реконструкторы отметили, что
в разное время они достигли своей цели, утратив
традиционное понимание истории, приобрели
взамен некий аутентичный инсайт, почувство-
вав, что представляла собой Гражданская война
на самом деле. Влияние этого опыта не только
объединяет участников в субкультуру, но прида-
ет им силы, помогающие в дальнейшей защите
своей политической позиции. Анализируя вы-
сказывания респондентов, мы обнаружили, что
для американских реконструкторов участие в
инсценировках – в большой степени досуг, об-
щение с друзьями:
«…вы идете туда, чтобы быть с друзьями.
В этом суть. Вы идете чтобы не повеселиться,
а чтобы быть с друзьями. И это то, что Вас
объединяет» (Union, 41 год, инструктор).
С другой стороны, это еще и хороший се-
мейный досуг:
«У меня жена и трое детей, и они также
приходят и хорошо проводят время. Дети бега-
ют вокруг с другими детьми. Моя жена разго-
варивает с другими женщинами, и это все по-
хоже на семейную атмосферу. Мы просто одна
большая счастливая семья» (Confederate, 21 год,
рабочий).
Это досуг, который связан с приобретением
нового, экстремального опыта. Но вместе с опы-
том, эмоциями приходит понимание истории,
альтернативных точек зрения на исторические
события:
«Я чувствовал себя довольно странно, стре-
ляя в свое подразделение. Я приобрел уникальный
опыт. Я имею в виду, что учусь и хорошо прово-
жу время и сформировал другую точку зрения,
с позиции северян, и это все. Она показывает
большее уважение к людям, против которых
я сражаюсь, помогает понять их позицию»
(Confederate, 40 лет, техник).
Участие в реконструируемых баталиях дает
не только новое понимание исторических собы-
тий, но и чувство свободы, которое, очевидно,
респонденты не могут получить в повседневной
жизни:
«Я думаю, вы становитесь борцом за прав-
ду. Потому что вы учитесь, вы хотите выйти
и сказать: эй, это была не просто борьба за
свободу рабов, а было нечто большее…» (Union
Captain, 50 лет); «Даже в фильме “Геттис-
берг” я играл конфедерата, снимаясь в течение
нескольких дней. <…> Ты чувствуешь себя по-
другому… более свободным…» (Union Sergeant,
46 лет, библиотекарь).
Одновременно мы провели исследования в
Российской Федерации – 26 интервью с предста-
вителями движения исторической реконструк-
ции из Саратова, Энгельса, Саранска, Борисо-
глебска, Москвы, Пскова и Санкт-Петербурга.
Количество интервью соответствует методоло-
гии Белановского13. Опрошены респонденты
различных возрастов (14–45 лет, 23 мужчины
и 3 женщины), различного рода занятий – без-
работные, студенты, рабочие, служащие, препо-
даватели, работники правопорядка. В качестве
инструментария был выбран почтовый опрос в
форме полуформализованного интервью, вопро-
сник включал 8 открытых вопросов, на которые
предлагалось ответить письменно. В целом ре-
спонденты отнеслись к исследованию доброже-
лательно, большинство давали развернутые от-
веты.
Отвечая на вопрос, чем для них является
историческая реконструкция, респонденты в ос-
новном говорили, что это хобби, развлечение,
общение с интересными людьми, «реализация
своего потенциала, возможность переклю-
читься с проблем на работе или в быту, рассла-
биться, отдохнуть». Однако для некоторых это
увлечение выходит за рамки обычного хобби и
занимает значимое место в жизни:
«…это один из немногих якорей, который
держит меня в этом мире как таковом» (Алек-
сандр, 37 лет, руководитель военно-историче-
ского клуба, г. Саратов); «…основное занятие в
жизни» (Максим, 34 года, геодезист, г. Саратов).
Как видно, занятие исторической рекон-
струкцией становится для многих частью их
жизни, «образом жизни», возможностью само-
реализации и ухода от повседневной действи-
тельности. На этот вопрос были получены очень
эмоциональные ответы:
«…чуть ли не единственная возможность
реализации собственного творческого потен-
циала» (Роман, 37 лет, преподаватель, г. Сара-
тов).
Еще один аспект занятия реконструкци-
ей – это дополнительный заработок для тех,
кто практически занят в этой сфере професси-
онально, занимаясь изготовлением и продажей
артефактов. Помимо заработка, это еще и ис-
следовательская работа для тех, кто пришел в
реконструкцию вследствие своих научных ин-тересов. Отметим, что важна и эстетическая со-
ставляющая движения:
«…это мир красоты, красивые костюмы и
доспехи, сражения, доблестные воины и милые
девушки, на все это приятно смотреть, прият-
но носить средневековую одежду и самому де-
лать вещи так, как они делались тогда» (Елиза-
вета, 27 лет, учитель, г. Псков).
Знакомство с движением реконструкции
происходит в основном через друзей, «через об-
щих знакомых людей инициативных и подразуме-
вающих некоторую социодуховную инаковость,
выходящую за пределы обыденного сознания».
Приходят в реконструкцию и вследствие
каких-то прежних интересов, увлечений исто-
рией, литературой, ролевыми играми, единобор-
ствами:
«Путь мой не отличается излишней ори-
гинальностью – из ролевых игр. В период 1995–
96 годов я участвовал в полигонных ролевых
играх, происходящее меня не устраивало, хоте-
лось чего-то настоящего и серьезного. В итоге
с 1997 года я стал заниматься историческим
фехтованием, а затем и реконструкцией» (Алек-
сандр, 37 лет, руководитель военно-историче-
ского клуба, г. Саратов).
Несмотря на то что историческая рекон-
струкция слабо освещается в СМИ, медиа-пу-
бликации также могут возбуждать интерес и же-
лание поближе познакомиться:
«Я увидела репортаж о фестивале “Желез-
ный град” по местному ТВ, и мне очень захоте-
лось найти людей, которые делают такое чудо»
(Елизавета, 27 лет, учитель, г. Псков).
Мы предполагали, что вовлечение в дви-
жение и субкультуру не может не отразиться на
семейной жизни и на профессиональной дея-
тельности. Действительно, говоря о взаимоотно-
шениях в семье, респонденты отмечали, что не
встречают противодействия со стороны родных
и близких, а, скорее, находят взаимопонимание.
И супруги могут быть вовлечены в движение,
или само участие в движении может стать осно-
вой семьи:
«На жизнь, и семейную в частности, заня-
тие реконструкцией влияет очень хорошо – оно
ее формирует, так, моя жена – тоже рекон-
структор, и познакомились мы на фестивале»
(Антон, 25 лет, преподаватель, г. Саратов);
«На фестивале меня нашел парень (лучник, воин
и к тому же танцор) и взял замуж. Благодаря
совместному увлечению мы встретились и по-
женились. Теперь реконструкция – это часть
семейной жизни» (Елизавета, 27 лет, учитель,
г. Псков).
Однако в случае отсутствия взаимопонима-
ния внутри семьи или чрезмерно высокой сте-
пени вовлеченности индивида (реконструкции)
может оказатся источником проблем:
«Иногда возникают проблемы в семейных
отношениях, ведь муж тратит деньги не на об-
устройство дома, а покупку лат или странного
вида одежды…» (Константин, 24 лет, заведу-
ющий экспозиционным отделом краеведческого
музея, г. Энгельс).
Рассматривая взаимосвязь участия в движе-
нии реконструкторов и профессиональной де-
ятельности респондентов, можно выделить три
аспекта.
Первый – профессионализация движения –
источник дохода, дополнительный заработок:
«На данный момент для меня историческая
реконструкция является не только хобби, но
и работой. Или, если так можно сказать, вы-
соко оплачиваемое хобби. Есть своего рода се-
зонность выездов, которые я посещаю как для
получения удовольствия, так и для совершения
торговых операций» (Александр, 30 лет, безра-
ботный, г. Энгельс).
Второй – основная работа – источник
средств, требуемых на занятие реконструкцией:
«Вся остальная деятельность, не связанная
с реконструкцией, обеспечивает реконструк-
цию материальными ресурсами и временем для
реконструкции» (Максим, 34 года, геодезист,
г. Саратов).
И третий – занятие реконструкцией помога-
ет в основной профессиональной деятельности.
Как правило, эта деятельность связана с препо-
даванием в школе, вузе, научной работой:
«Мое увлечение помогает повысить инте-
рес к моей работе, я работаю в вузе. И студен-
ты видят, что есть много чего интересного
помимо учебы» (Антон, 25 лет, преподаватель,
г. Саратов); «Я преподаю фехтование, занима-
юсь общественной деятельностью, провожу за-
нятия и лекции на военно-историческую и архео-
логическую тематики. Так что мое увлечение не
мешает, а, наоборот, помогает» (Константин,
24 лет, зав. экспозиционным отделом краеведче-
ского музея г. Энгельс).
Кроме того, вовлеченность в движение мо-
жет оказывать влияние на мировосприятие инди-
вида. Так, респонденты отмечали, что движение
дает им «более трезвое отношение к семье, близ-
ким и Родине», «к жизни самой», «интеллекту-
альное развитие понимание истории дает пони-
мание происходящих сейчас событий». Занятие
исторической реконструкцией может побудить
человека и к получению образования: «…бла-
годаря ИР я решил пойти учиться на истфак»
(Александр, 28 лет, комплектовщик на складе
бытовой химии, г. Саратов).
Мы выявили ряд факторов привлекатель-
ности исторической реконструкции для участ-
ников. Это сама атмосфера воссоздаваемых со-
бытий, «дух средневековья», «лагерная жизнь»,
«романтика», многие отмечали возможность
общения с единомышленниками, интересными
людьми:
«Когда с одними и теми же людьми дела-
ешь доспехи, шьешь костюмы, затем едешь всейтолпой на арендованном автобусе на фести-
валь, потом ставишь лагерь и в заключение пле-
чо к плечу в одном строю перед боем, а потом
идешь в атаку и воюешь тоже вместе, то скла-
дывается приятное чувство единства, товари-
щества и боевого братства. Оно воспевается в
старинных песнях и балладах» (Антон, 25 лет,
преподаватель вуза, г. Саратов).
Помимо привлекательной атмосферы, мы
можем выделить материальный фактор привле-
кательности, возможность заработка. Причем
это заработок не только на организации меро-
приятий, но, скорее, от изготовления оружия,
доспехов. Процесс изготовления оружия и аму-
ниции не обязательно может быть источником
дохода, но и сам по себе доставлять удовлетво-
рение:
«Еще мне нравится своими руками созда-
вать что-то именно так и именно для того, для
чего эта вещь и была в свое время. Ну и ощуще-
ние хорошо выполненной работы никто не от-
менял» (Александр, 37 лет, руководитель воен-
но-исторического клуба, г. Саратов).
Следующим, возможно, основным факто-
ром привлекательности является сам бой, полу-
чение навыков владения оружием, причем бой
– не только как снятие психологического напря-
жения и повышение адреналина, но и как реа-
лизация себя в бою, спорт, который требует ре-
гулярных тренировок, тренировки с саблей или
мечом способствуют выработке определенных
качеств и черт характера:
«Историческая реконструкция – это непло-
хой вид спорта (при правильном подходе разви-
ваются практически все виды мышц), отличный
способ повысить свой адреналин (в бою)» (Кон-
стантин, 27 лет, сотрудник правоохранитель-
ных органов, г. Саратов).
Участие в движении оказывает положитель-
ное влияние на личность реконструктора – «вы-
рабатывает у человека способность оценивать
свои силы, развивает целеустремленность», фор-
мирует мироощущение, дает возможность само-
реализации, выражения патриотизма:
«Что привлекает – ну, не в последнюю оче-
редь возможность выразить свой патриотизм»
(Александр, 37 лет, руководитель военно-исто-
рического клуба, г. Саратов).
Занятие реконструкцией – это активный от-
дых и общение с единомышленниками:
«Возможность переключиться с проблем на
работе или в быту, расслабиться, отдохнуть.
И без ночных клубов, алкоголя и т. п.» (Мария,
30 лет, менеджер и педагог, г. Саратов).
Респонденты отмечали увеличение числа
участников и зрителей, изменения, происходя-
щие в движении исторической реконструкции в
последнее время, как количественные, так и ка-
чественные. Повысился профессиональный уро-
вень, стали формироваться специализированные
направления, возросло число фестивалей «и соз-
дание большой материальной базы историче-
ских клубов»:
«Ряд фестивалей разрастаются до огром-
ных размеров, например, «Времена и эпохи» г.
Москва. В зависимости от года и периода ре-
конструкции количество участников 1500–2500,
количество зрителей 100 000–150 000» (Алек-
сандр, безработный, 30 лет, г. Энгельс).
Движение «повзрослело» и вышло на но-
вый уровень – это касается, прежде всего, ядра
реконструкторов. Подобное «повзросление» от-
мечается во многих субкультурах, которые тра-
диционно рассматриваются как молодежные. В
качестве примера можно привести субкультуры
байкеров, диггеров, ролевиков, не обошел сто-
роной этот процесс и субкультуру реконструкто-
ров, в которой взрослые участники составляют
ядро субкультуры, являясь носителями ценно-
стей, традиций, навыков:
«Движение стало популяризироваться. Вы-
шло в массы и даже на гос. уровень <…> Рекон-
струкцией стало интересоваться больше моло-
дежи» (Никита, 21 год, студент, г. Москва).
Ответы респондентов подтверждают ре-
зультаты включенного наблюдения, которое
осуществлялось на отечественных фестивалях
исторической реконструкции: «Поле Куликово»,
посвященное 631-й годовщине Куликовской бит-
вы в 2011 г.; Историческая реконструкция Боро-
динского сражения в 2011 и 2012 гг., посвящен-
ная 200-летию победы России в Отечественной
войне 1812 г.; «Прорыв Блокады Ленинграда.
1943 г.», посвященный 70-летней годовщине
февральских боев на Невском Пятачке 2013 г.;
«Русская крепость» в 2005 г., «Генуэзский шлем»
в 2005 и 2006 гг., на которых реконструировали
средневекового европейского пехотинца конца
ХIV в. и имели возможность наблюдать движе-
ние изнутри.
Социальная миссия и социальный кон-
текст этого нового сообщества выражаются в
том, что с формированием движения историче-
ской реконструкции наметился некоторый сдвиг
в отношениях с обществом в целом. Мы можем
наблюдать тенденцию сближения реконструкто-
ров и различных социальных институтов, вла-
стей, которые увидели определенные функци-
ональные, позитивные особенности движения.
Субкультура реконструкторов создает свой стиль
и образность, но в отличие от таких стилисти-
чески ориентированных субкультур, как панки,
готы, эта образность проявляется в ограничен-
ном пространстве игры и не привлекает внима-
ния общественности в повседневной жизни.
Мы считаем правомерным применить к
анализу движения исторической реконструкции
модель субкультурного анализа М. Брейка14,
так как можно утверждать, что понятия «соци-
альное движение» и «субкультура» тесно связа-
ны. На наш взгляд, любое социальное движение
формирует определенную субкультуру, котораяявляется его ядром, хотя не всякая субкульту-
ра имеет отношение к социальным движениям,
например, профессиональные, криминальные
субкультуры. Новые члены рекрутируются из
разных социальных слоев, от рабочих до пре-
подавателей, ученых, с развитием движения
массовые мероприятия, фестивали стали при-
влекать к себе внимание СМИ, движение стало
приобретать новых поклонников. Сформиро-
валось положительное отношение в обществе
к реконструкторам. Для некоторых участие в
движении стало хорошим подспорьем для про-
хождения службы в армии, где они смогли при-
менить свой опыт проживания в походных ла-
герных условиях на фестивалях исторической
реконструкции, и умения решения бытовых во-
просов в мужском коллективе.
Ряд клубов занимается не только рекон-
струкцией материального объекта, но и ста-
раются воссоздать социальные аспекты с уче-
том географии, речевого диалекта, экономики
и политической ситуации реконструируемого
периода. У многих клубов существуют свои
критерии и правила проведения исторических
мероприятий и фестивалей, посредством чего
они формируют течения внутри движения, на-
пример, одними из них являются фестивали в
формате «Living History» – «живая история». И
здесь к участникам выдвигаются более высокие
требования по соответствию реконструируемо-
му периоду: приготовление пищи должно осу-
ществляться по историческим рецептам с при-
менением продуктов того времени; для пошива
одежды используются натуральные материа-
лы и соответствующая техника, где не должно
быть, например, машинных швов – только руч-
ные; общение индивидов должно происходить
на диалектах местности, страны и периода, ко-
торый они воссоздают; самым сложным являет-
ся реконструкция поведения, нравов и обычаев
без угрозы для жизни участников. Если рекон-
структор не соблюдает этих требований, то он
не допускается к участию в данном мероприя-
тии. Но для него открыты двери на фестивали
исторического туризма, которые больше ори-
ентированы на зрителей и гостей и, кроме про-
светительского характера не лишены коммерче-
ской составляющей.
Движение исторической реконструкции
формирует чувство патриотизма, оно носит
просоциальный характер и сегодня обладает
интенцией к институциализации. Респонденты
видят конкретную сферу взаимодействия с вла-
стями – это именно работа с молодежью, воспи-
тание патриотизма:
«По всей стране существуют обществен-
ные организации, созданные на базе реконструк-
торских клубов, занимающиеся популяризацией
истории и военно-патриотическим воспитани-
ем молодежи» (Константин, 24 года, заведую-
щий отделом музея, г. Энгельс).
Развитие движения исторической рекон-
струкции как части работы с молодежью пока
полностью не поддерживается на уровне госу-
дарственной молодежной политики, основными
направлениями этой работы могут стать разра-
ботка и реализация проектов, направленных на
приобщение молодежи к отечественной культу-
ре, историческому наследию России, развитие
системы гражданского и патриотического вос-
питания. Молодежная политика слабо учитывает
масштабность движения исторической рекон-
струкции, ее усиливающееся культурное и со-
циальное влияние на мировоззрение молодежи,
целостный концептуальный подход, учитываю-
щий, в первую очередь, поддержку и усиление
социального влияния исторической реконструк-
ции.
В этой перспективе программно-стратегиче-
ские установки молодежной политики получат
согласованность с потребностями повседневных
реалий современного молодежного сообщества.
Именно это актуализируется в выступлении пре-
зидента Путина на Валдайском форуме, обозна-
ченном им приоритете как главнейшей государ-
ственной задаче, – воспитание патриотических
чувств у молодого поколения.
Работа выполнена при финансовой под-
держке РГНФ (проект № 14-23-01012).

Литература

1 См.: Ярская В. Н. Темпорализм в политике соци-
ального государства // Вестн. СГТУ. 2011. № 4(60).
С. 312–320.
2 См.: Семенова В. Социальная динамика поколений :
проблема и реальность. М. : РОССПЭН, 2009. С. 257.
3 Исаева М. А. Поколение. Энциклопедия гуманитарных
наук // Институт экономических стратегий Российской
академии наук. 2011. № 1. С. 265.
4 См.: Митрофанова Е. С. Демографическое пове-
дение поколений россиян в сфере семьи и рожда-
емости // Экономический журнал Высшей школы
экономики. 2011. Т. 15. № 4. С. 519–542 ; Она же.
История возникновения теории поколений. Демо-
скон Weekly. 2009. № 381. URL: http://pikabu.ru/
story/teoriyapokoleniy_neyla_khouva_i_vilyama_
shtrausa67723 (дата обращения: 18.03.2014).
5 См.: Kohli M. The generational contract : a social model
under pressure // Social Relations in Turbulent Times :
Abstract Book / ESA 10th Conference. Geneva : University
of Geneva. Swiss Sociological Association, 2011.
6 См.: O’Reilly J. What kind of Pressure? What kind of
Europe? Interdependency, conflict and control // Social
Relations in Turbulent Times : Abstract Book / ESA
10th Conference. Geneva : University of Geneva. Swiss
Sociological Association, 2011.
7 Rosa H. Beschleunigung Die Veränderung der Zeitstrukturen
in der Moderne. Frankfurt a/M. : Suhrkamp Verlag, 2005.
S. 19.

стр. 19
Статус: 
одобрено к публикации
Краткое содержание (PDF):