Теоретико-методологические подходы и тенденции исследования отклоняющегося поведения подростков и молодежи

В условиях современного российского об-
щества наблюдается трансформация статусных
характеристик молодежи. Новое поколение пре-
вращается в дискурс, одновременно обсужда-
емый учеными, политиками и журналистами.
Специалисты начинают говорить о «новой мо-
лодежной эре» – эпохе, когда молодежь изменя-
ет характер всей мировой культуры, а наиболее
востребованным товаром становится сама «идея
молодости»1.
В эпицентре государственного и обществен-
ного интереса молодежь оказалась не в послед-
нюю очередь в результате ее социально-полити-
ческих выступлений в конце ХХ– начале XXI в.
Старт реального понимания важности молодеж-
ного вопроса был дан в ноябре 2004 г. события-
ми «оранжевой революции» на Украине. Послед-
ние события, происходящие в этом государстве,
только актуализировали молодежную проблема-
тику и наглядно продемонстрировали, что недо-
статочное внимание к молодежи может превра-
тить ее в фактор дестабилизации общества.
Поскольку молодежь во многом предопре-
деляет векторы происходящих в современном
обществе процессов, от ее социального само-
чувствия и поведения зависит не только эконо-
мическое и социальное развитие страны, но и ее
безопасность и стабильность. По этой причине
крайне актуальным стало изучение отклоняюще-
гося поведения подростков и молодежи, тенден-
ции которого в последние годы характеризова-
лись определенными изменениями. Статистика
зарегистрировала незначительное снижение ко-
личественных показателей отклонений в пове-
дении несовершеннолетних и молодежи, но при
этом сами исследователи отметили их качествен-
ную трансформацию, а именно значительное
омоложение наркотизации, рост числа умыш-
ленных убийств и случаев нанесения тяжких
телесных повреждений, совершенных несовер-
шеннолетними, причем в большинстве случаев
их действия характеризовались исключительной
жестокостью по отношению к своей жертве2.
Развитие научного знания в рамках теорети-
ко-методологического плюрализма обусловило
необходимость критического анализа существу-
ющих подходов к исследованию отклоняюще-
гося поведения, выявления их эвристических
особенностей и возможностей применения к из-
учению отклонений в социальном поведении в
России последних двух десятилетий.
Прежде чем перейти к оценке познаватель-
ного и социально-практического потенциала
имеющихся направлений, отметим, что под тер-
мином «отклоняющееся поведение» в науке по-
нимается поведение, получившее таковую оцен-
ку общественного мнения ввиду несоответствия
официально установленным или фактически
сложившимся в данном обществе социальным
нормам. Следовательно, отклоняющееся пове-дение представляет собой результат социальной
оценки, социальный конструкт, зависящий от со-
циального контекста.
Интерес исследователей к отклоняющемуся
поведению имеет давние и глубокие традиции.
История развития общественной мысли пока-
зывает, что люди издавна задумывались о сущ-
ности и причинах отклонений от общепринятых
норм, а сами представления об отклоняющемся
поведении постоянно расширялись, углублялись
и уточнялись. Каждая новая ступень в развитии
суждений об отклонениях в поведении возника-
ла на основе уже существующих с удержанием
всего ценного, что было накоплено раньше.
В мифологических системах наблюдались
попытки осмысления проблемы истоков проис-
хождения правильного и неправильного в чело-
веческих отношениях и поступках. Для мифо-
логии, в частности, было характерно развитие
представлений о божественной интерпретации
«нарушений меры». Согласно положениям древ-
неиндийского правового памятника – Законов
Ману – различение правильного и неправильно-
го (дхармы и адхармы) есть результат действия
божественного творца. В Законах Ману также
шла речь об изменчивости дхармы и адхармы
от эпохи к эпохе, смене основных (эпохальных)
принципов образа жизни и поведения, кроме
того, отмечалась тенденция движения от дхармы
к адхарме3. Следовательно, уже тогда была под-
черкнута относительность и изменчивость норм
и отклонений.
В эпоху Античности изучение причин от-
клоняющегося поведения вышло на уровень те-
оретических разработок. Демокрит, Протагор,
Сократ, Платон, Аристотель, Эпикур и другие
представители античной философии заложили
основы понимания происхождения и роли нрав-
ственности, морали, права и законов, смысла со-
циальных норм и социальных отклонений4.
Творчество римских юристов, как и само
римское право, оказало большое влияние на
последующие представления о системе и роли
норм, социальной регуляции в целом, соотноше-
нии различных видов социальных норм, форм и
средств реагирования на отклоняющееся поведе-
ние5.
Богословские доктрины и теологические
концепции, господствовавшие в Средневековье,
наложили отпечаток на существующие учения
о социальных нормах и отклонениях, о праве,
законе, преступлениях и наказаниях6. Отклоня-
ющееся поведение той эпохи носило характер
ереси, антирелигиозного действия, прямого или
косвенного отклонения от истинной веры и ее
требований7.
В период Нового времени в рамках зародив-
шегося светского мировоззрения были созданы
рационалистические концепции общественной
жизни. Н. Макиавелли, Т. Гоббс, Б. Спиноза,
Г. Гроций предложили естественные законы су-
ществования государства, предприняли попытки
выявления специфики соционормативных сфер
и средств регуляции.
Рационалистический и гуманистический
подходы к проблематике социальных норм и
отклонений наиболее ярко и отчетливо были
представлен в творчестве представителей эпохи
Просвещения. Ш. Л. Монтескье в своих трудах
уделял особое внимание логике происхожде-
ния и действия соционормативных регуляторов,
определению «духа законов» (закономерного в
социальных нормах). Основные причины нару-
шений социальных норм он видел в способности
заблуждаться и подверженности человека влия-
нию страстей8.
Ж. Ж. Руссо все формы отклонений от соци-
альных норм считал порождением и неизбежным
результатом появления частной собственности,
углубления неравенства между людьми и раско-
лом общества на богатых и бедных. За разного
рода аморальные действия, правонарушения и
преступления, по его мнению, ответственность
должно нести общество, их породившее. Выход
из социального тупика Руссо видел в радикаль-
ной реорганизации существующих обществен-
ных отношений, государства и права9.
Итальянский юрист Ч. Беккариа – осново-
положник «классической школы» в уголовном
праве – полагал, что разумные законы являются
главным средством преодоления существующих
социальных недостатков10.
На мудрого правителя, разумные законы
и надлежащее воспитание людей делали став-
ку выдающиеся французские материалисты и
просветители XVIII в. К. Гельвеций, Д. Дидро
и П. Гольбах. Умелое управление человечески-
ми страстями и интересами они считали важной
целью политики и средством предотвращения
социальных отклонений, порожденных невеже-
ством людей11.
Французские материалисты также обращали
внимание на роль имущественного неравенства,
собственности и частных интересов в форми-
ровании социально-политических институтов,
норм и ценностей, стремились выявить влияние
этих факторов на характер человеческих поступ-
ков, механизм поведения людей. Мысль о со-
циальной обусловленности позиций и действий
человека наиболее отчетливо прослеживается в
работах П. Гольбаха, который рассматривал че-
ловека как продукт общества, окружающей со-
циальной среды. В этой среде преимуществен-
ное и в конечном счете решающее значение он
придавал идеологическим и политико-правовым
факторам (общественному мнению, нравам,
форме политического правления, надлежащему
качеству законов)12.
Глубокая теоретическая разработка вопро-
сов социальных норм и отклонений в контексте
философских учений о природе и обществе, го-
сударстве и праве, морали, религии и эстетикебыла осуществлена представителями класси-
ческой немецкой философии, и прежде всего
И. Кантом, И. Г. Фихте и Г. Гегелем.
Проблематику социальных норм и откло-
нений от них И. Кант разрабатывал во всемир-
но-историческом масштабе, применительно не
только к отношениям внутри общества, госу-
дарства, но и к международному и межгосудар-
ственному общению – в перспективе движения к
установлению вечного мира между народами13.
И. Г. Фихте все социальные отклонения
классифицировал в религиозной категории «гре-
ховность», причем степень этой «греховности»
(ее нарастания или убывания) служила принци-
пом различения и типологизации исторических
эпох. Основные средства для преодоления соци-
альных пороков он видел в надлежаще органи-
зованной социальной действительности. В этой
связи среди социальных задач и мероприятий
государства Фихте называл такие, как всеобщее
распространение культуры, содействие разви-
тию промышленности, сельского хозяйства, уве-
личение материальных благ, обеспечение всех
необходимыми средствами существования и до-
сугом для духовных занятий.
Большое внимание соционормативной про-
блематике уделял Г. Гегель. В его трактовке все
социальные нормы являются условиями свобо-
ды, объективированной как право, а все социаль-
ные отклонения – проявлениями неразумной и
несвободной воли14.
В XIX–XX вв. исследователи предложили
множество объяснений отклонений в поведении,
каждое из которых имело свой собственный угол
зрения на феномен отклоняющегося поведения.
Традиционно все многообразие общих и част-
ных теорий отклоняющегося поведения сводит-
ся к трем типам: биологические теории, психо-
логические и социологические.
Большинство биологических теорий созда-
валось в рамках криминологического изучения
общества. Первые научные попытки исследова-
ния отклоняющегося поведения биологами по-
явились в конце XIX в.; биологическому направ-
лению было присуще объяснение отклонений от
социальных норм естественными, в том числе и
наследственными свойствами человеческого ор-
ганизма.
Традиционно родоначальником биологиче-
ского направления считается итальянский уче-
ный Ч. Ломброзо. Основными детерминантами
склонности к отклоняющемуся поведению он
считал наследственно-биологические факторы
(например особое строение черепа), подкреплен-
ные воздействием внешних условий. Следует
сказать, что Ломброзо одним из первых обратил
внимание на полипричинную обусловленность
отклоняющегося поведения, но, к сожалению, он
не смог достаточно четко сформулировать связь
отклоняющегося поведения с объективными со-
циальными факторами15.
В последующих разработках представите-
лей биологического направления воспроизвод-
ство отклоняющегося поведения связывалось с
такими факторами, как наследственность, фи-
зическая конституция (Э. Кречмер, У. Шелдон),
гормоны (М. Шлапп), хромосомы (П. Джекобс).
Результаты, полученные исследователями, лиш-
ний раз доказали, что биологическая предрас-
положенность к различным формам отклоня-
ющегося поведения проявляется при наличии
соответствующего влияния социальной среды16.
Психологические теории западных и от-
ечественных исследователей раскрывают роль
социально-психологических и индивидуально-
психологических факторов отклоняющегося
поведения. Данные концепции подразделяются
на теории, использующие подходы психологии
личности, и социально-психологические теории.
Первые связывают отклоняющееся поведение
с внутриличностным конфликтом, саморазру-
шением личности, блокированием личностного
роста. С точки зрения вторых, поведенческие
отклонения являются результатом устойчивых
закономерностей психологических механизмов,
которые формируются и проявляются под влия-
нием взаимодействия человека с другими людь-
ми.
Особое место среди психологических кон-
цепций отклоняющегося поведения занимают
психоаналитические теории, основоположником
которых является З. Фрейд. Основной источник
отклоняющегося поведения, по Фрейду, – по-
стоянный конфликт между бессознательными
влечениями (инстинктивной порочной приро-
дой человека, образующей структуру «Оно») и
существующими ограничениями (моральными
нормами и ценностями, растворенными в «Я» и
«Сверх-Я»)17.
Последователи З. Фрейда произвели со-
циологическую модификацию классического
психоанализа. Они считали, что все типы про-
явлений психики есть эффект погружения чело-
века в определенную социокультурную среду18.
Следует сказать, что отечественная психология
(Л. С. Выготский, Л. И. Божович, А. Н. Леонтьев
и многие другие) также отстаивала позицию,
что склонность к отклоняющемуся поведению
формируется при участии и под воздействием
других людей, но не путем простого усвоения, а
в результате сложного взаимодействия социаль-
ных и внутренних психофизических задатков19.
Представители бихевиоризма (Б. Скиннер,
Д. Уотсон) доказывали, что окружающая среда
полностью определяет поведение человека. Те-
ория социального научения, выделившаяся из
бихевиоризма, рассматривала отклоняющееся
поведение как результат социальных взаимодей-
ствий, в ходе которых люди научаются моделям
поведенческих отклонений и получают соответ-
ствующие стимулы, способствующие научению
и закреплению реакций в виде отклоняющего-ся поведения (например, одобрение со стороны
представителей референтных групп, матери-
альная выгода, викарный опыт). Крупнейшим
представителем теории социального научения
является А. Бандура, исследовавший прямое (на
собственном опыте) и викарное (на основе на-
блюдения за другими) научение отклоняющему-
ся поведению20.
По мнению представителей когнитивной
психологии, некоторые отклонения в поведении
могут быть связаны с феноменами конформ-
ности и подчинения авторитету, искажающими
индивидуальную оценку ситуации и создаю-
щими условия для отклоняющегося поведения.
Д. Филлипс пришел к выводу, что в ситуациях
неопределенности (внутренняя неуверенность,
отсутствие ясных идеалов, ценностей, высокий
уровень тревожности, сложные, нестандартные
ситуации) люди склонны копировать реакцию
окружающих21.
Психологи обратили внимание также на то,
что поведение человека в толпе резко меняется
(феномен социального агрегата). По мнению
Г. Лебона, автора теории заражения, люди, со-
ставляющие социальный агрегат (большую, не-
организованную группу, состоящую из множе-
ства разных людей, объединенных какой-либо
целью), теряют чувство ответственности за свои
поступки22. Действующие в агрегате эффекты
заражения способствуют мгновенному распро-
странению моделей отклоняющегося поведения.
Социологическое объяснение отклоняюще-
гося социального поведения фокусируется на со-
циальных и культурных факторах, предопреде-
ляющих отклонения в поведении.
У истоков возникновения социологических
теорий отклоняющегося поведения и развития
статистических и конкретно социологических ме-
тодов исследования стояли А. Кетле («Социальная
физика или опыт исследования о развитии челове-
ческих способностей», 1835) и К. Герман («Изы-
скание о числе самоубийств и убийств в России
за 1819 и 1820 годы»), которые в своих работах
предприняли попытку обобщения эмпирических
данных с целью выявления закономерностей вос-
производства отклоняющегося поведения.
Основания методологического анализа от-
клоняющегося поведения были заложены в тру-
дах Э. Дюркгейма «Метод социологии» (1895) и
«Самоубийство» (1897), а затем получили раз-
витие в работах Р. Мертона. Э. Дюркгейм ввел
в научный оборот понятие «аномия», Р. Мер-
тон, используя данный термин, разработал те-
орию структурной напряженности, в которой
интерпретировал отклоняющееся поведение как
результат несогласованности между порождае-
мыми культурой целями и социально-организо-
ванными средствами их достижения.
Можно сказать, что теоретико-методологи-
ческие проблемы отклоняющегося поведения
достаточно активно разрабатывались в западной
социологии. К. Маркс, У. Томас, Ф. Знанецкий,
Т. Селлин, Э. Сатерленд, К. Шоу, Г. Мак-Кей,
Д. Рисмен, Г. Блох, Э. Лемерт, А. Коэн, У. Мил-
лер, Л. Оулин, Р. Клауорд, Г. Беккер, Д. Матца,
Г. Сайкс, Л. Уилкинсон, Р. Дубин, Т. Парсонс,
Р. Макайвер, Т. Хирши, Д. Крэсси, Д. Глейзер,
Ф. Танненбаум, Э. Гофман, Д. Уолш, О. Турк,
У. Янг, Р. Квинни предложили различные социо-
логические теории отклоняющегося поведения, в
которых обозначили отдельные его характерные
черты и причины: социальную дезорганизацию,
конфликт между нормами культуры, культурную
трансмиссию и делинквентные субкультуры, ре-
акцию общественности и стигматизацию, соци-
альный конфликт, социальные изменения и т.д. 23
Проведенный анализ дает основание гово-
рить о том, что к настоящему времени в научной
литературе имеется большой опыт исследова-
ний отклоняющегося поведения, но ни одно из
рассмотренных теоретических построений не
объясняет всех его видов. Отдельные теории
объясняют лишь отдельные стороны данного
сложного явления. Это связано с тем, что любая
теория представляет собой лишь модель, упро-
щение той реальности, которую она объясняет.
Постигая реальность, теория выделяет некото-
рые ее характерные черты, отбрасывая осталь-
ные. Это необходимо, поскольку реальность, а
особенно социальная, невероятно сложна, и учет
всех ее черт и качеств не всегда возможен. По-
этому описание реальности, даваемое той или
иной теорией, всегда схематично.
Несмотря на присущие теориям различия,
они не являются взаимоисключающими – каж-
дая концепция высвечивает какой-то один важ-
ный фактор отклоняющегося поведения, и лишь
совокупность теоретических моделей, в том чис-
ле и противоположных, способна стать основой
нового знания об отклоняющемся поведении.
Обязательным условием применения концепций
должна стать их адаптация к существующим ус-
ловиям, к конкретной социальной среде.
Кроме того, большинство теорий, за ис-
ключением некоторого числа (теории аномии и
теорий дезорганизации, возникших на основе
первой), так или иначе апеллирует к стабильно-
му обществу, в то время как концептуально-ме-
тодологические изменения современной науки,
связанные с активным внедрением в социальное
познание идей и методов синергетики, привлек-
ли внимание исследователей к нестабильным
(бифуркационным) открытым системам. По при-
чине этого четко определились тенденции науч-
ной интерпретации отклоняющегося поведения
в условиях общества риска (среди огромного
массива публикаций на тему риска в этой свя-
зи можно отметить работы У. Бека, М. Дугласа,
С. Лаша, Н. Лумана, А. П. Альгина, С. М. Ники-
тина, Н. Л. Смакотиной, О. Н. Яницкого)24.
Общество риска в социологической науке
определяется как особый способ организациижизнедеятельности людей, соответствующий
условиям риска. В подобном обществе влияние
риска распространяется не только на организо-
ванные формы жизнедеятельности, но и на глу-
бинные слои сознания и на ситуативную мораль
в обществе, которая передается молодому поко-
лению.
Риск современного российского общества
обусловлен его непрекращающимся транзитом,
динамикой ценностных ориентаций, потребно-
стей и интересов, на основе которых выстраи-
ваются и перестраиваются качества личности.
Ценностные асимметрии, характерные для со-
временного общества и его институтов, вносят
свои акценты в проблему социализации моло-
дежи и ее адаптацию к условиям социума. Кро-
ме того, общие и специфические условия дея-
тельности и социального опыта преломляются
в сознании людей и по-разному проявляются в
их реальном поведении (различия в структуре
ценностных ориентаций и жизненных ценно-
стей молодых людей выступают причиной суще-
ственных отличий в поведении одного молодого
человека от другого).
Проблемы риска применительно к молодеж-
ной среде освещаются в работах М. Янга, Т. Шул-
лера (риски, связанные с возрастной дискрими-
нацией молодежи), Л. Махачека, С. Ковачевой,
Р. Уайта (риски, связанные с социальным нера-
венством), П. Аллата, Дж. Байнера (риски, связан-
ные с социальным исключением), Д. Н. Аштона,
Б. Коллса, Р. Макдональда, У. Нэйгела, Э. Ферлон-
га, К. Эванса, К. Уолласа, Д. Филда, Л. Чизолма
(риски, связанные с самореализацией и социаль-
ной мобильностью молодых людей).
Подводя итоги обзора теоретико-методо-
логической базы исследований отклонений в
поведении индивида, мы можем отметить сле-
дующее: анализ отклоняющегося поведения
подростков и молодежи в современном россий-
ском обществе должен предполагать комплекс-
ный междисциплинарный подход, синтез всего
разнообразия различных теоретико-методологи-
ческих концепций и их адаптацию к изучаемой
достаточно подвижной, бифуркационной соци-
альной реальности.

Литература

1 См.: Омельченко Е. Начало молодежной эры или
смерть молодежной культуры? Молодость в публич-
ном пространстве современности. URL: http://www.
polit.ru/analytics/youthculture.html (дата обращения:
05.03.2014).
2 См.: Степанов В. Г. Психология трудных школьников :
учеб. пособие. 2-е изд. М., 2010.
3 См.: Социальные отклонения / под ред. В. Н. Кудряв-
цева. М., 1989. С. 23.
4 См.: Антология мировой философии : в 4 т. М., 1969.
Т. I, ч. 1. С. 493, 500–501.
5 См.: История политических и правовых учений. Древ-
ний мир / под ред. В. С. Нерсесянца. М., 1985.
6 См.: Историко-правовые исследования : проблемы и
перспективы / Академия наук СССР. Институт госу-
дарства и права ; ред. кол. : В. С. Нерсесянц (отв. ред.)
и др. М., 1982. С. 43.
7 См.: Григулевич И. Р. История инквизиции (ХIII–
ХХ вв.). М., 1970.
8 См.: Социальные отклонения. С. 38.
9 См.: Руссо Ж. Ж. Трактаты. М., 1969. С. 72, 100, 102, 160.
10 См.: Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях.
М., 1939. С. 199, 411–412.
11 См.: Гельвеций К. Сочинения : в 2 т. М., 1974. Т. II.
С. 345, 504.
12 См.: Социальные отклонения. С. 40.
13 См.: Трактаты о вечном мире. М., 1963. С. 183–184.
14 См.: Гегель Г. Сочинения : в 14 т. / пер. Б. Г. Столпнера,
Г. Г. Шпета, А. М. Водена, П. С. Попова. М., 1929–1958.
Т. VII. 1934. С. 31, 45, 111.
15 См.: Ломброзо Ч. Преступление. М., 1994. С. 5.
16 См.: Айхенвальд Л. И. Криминальная психология.
Л., 1928. С. 8.
17 См.: Фрейд З. Введение в психоанализ. М., 1991.
18 См.: Фромм Э. Анатомия человеческой деструктив-
ности // Социос. 1992. № 7. С. 128–131.
19 См.: Психологические проблемы социальной регуляции
поведения / под ред. Е. В. Шороховой, М. И. Бобневой.
М., 1976. С. 350.
20 См.: Хагуров Г. А. Введение в современную девианто-
логию. Ростов н/Д, 2003. С. 241–257.
21 С. Аш заметил, что некоторые из «естественных»
нормативных стандартов поведения довольно легко
отменяются под влиянием группового конформизма.
Данный механизм лежит в основе групповых прояв-
лений отклоняющегося поведения (См.: Хагуров Г. А.
Указ. соч. С. 258–259, 260–261).
22 См.: Громов И. А., Мзцкевич А. Ю., Семенов В. А. За-
падная теоретическая социология. М., 1996. С. 25.
23 К числу крупнейших социологических теорий откло-
няющегося поведения относятся: теория аномии, тео-
рия социальной дезорганизации, теория структурной
напряженности, теория социальных обручей, теория
травмы, теория дифференциальной ассоциации,
теория дифференциальных возможностей, теория
субкультуры, теория делинквентных культур, теория
присваивания ярлыков, теория стигмы, теория уси-
ления/спирали отклоняющегося поведения, теория
конфликта.
24 См.: Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну.
М., 2000 ; Дуглас М. Риск как судебный механизм / пер.
А. Д. Ковалева // THESIS. 1994. № 5. С. 242–253 ;
Зубок Ю. А. Феномен риска в социологии. Опыт ис-
следования молодежи. М., 2007 ; Луман Н. Общество
как социальная система. М., 2004.

стр. 48
Статус: 
одобрено к публикации
Краткое содержание (PDF):