Образец для цитирования:

Кантемирова Г. А. Особенности социальной динамики типов структуры семьи в России // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия: Социология. Политология. 2019. Т. 19, вып. 2. С. 162-166. DOI: https://doi.org/10.18500/1818-9601-2019-19-2-162-166


УДК: 
316.35.023.4+314.93
Язык публикации: 
русский

Особенности социальной динамики типов структуры семьи в России

В статье рассматриваются основные факторы, влияющие на динамику структуры семьи в России и ее изменение. В России последствия «второго демографического перехода» проявляются, в частности, в том, что растет количество неофициальных «хрупких» семей, а это ведет к увеличению числа неполных семей с одним родителем. Основным отличием России и постсоветских стран в области динамики типов структуры семьи является то, что в настоящее время здесь имеет место наложение эффектов социальной дестабилизации, связанной с крушением социалистической идеологии и экономики и общих для всей Европы явлений так называемого второго демографического перехода. Эта масштабная демографическая трансформация в сфере семейных отношений заключается в общем снижении брачности, повышении удельного веса официально незарегистрированных семей, росте количества детей, рожденных вне официального брака, и изменении традиционной последовательности событий: все чаще дети появляются до официального вступления в брак их родителей. В литературе комплекс этих изменений называется «плюрализация», дестандартизация» или «индивидуализация» общества. Такие наименования связаны с тем, что происходит все большее ослабление традиционных представлений о формах и последовательности событий в семейной сфере: от жесткого следования предписанным канонам в настоящее время позволяется отходить все дальше.

Литература

1 Российский статистический ежегодник 2002–2012 // Федеральная служба государственно статистики : [сайт]. URL: http://www.gks.ru (дата обращения: 20.11.2014).
2 Итоги Всероссийской переписи населения 2010 г. : в 11 т. Т. 6. Число и состав домохозяйств. М. : Федер. служба госстатистики, 2012.
3  Van de Kaa D. J. Europe’s Second Demographic Transition // Population Bulletin. 1987. Vol. 42, iss. 1. P. 1–59.
4 Billari F. C., Liefbroer A. C. Towards a New Pattern of Transition to Adulthood? // Advances in Life Course Research. 2010. Vol. 15, № 2–3. P. 59–75.
5 Bruderl J. Family change and family patterns in Europe. 2003. URL: www.nuff.ox.ac.uk/projects/changequal/papers.asp?selbut=2 (дата обращения: 12.09.2016).
6 Mills M. Stability and Change : The Structuration of Partnership Histories in Canada, the Netherlands and the Russian Federation // European Journal of Population. 2004. Vol. 20, iss. 1. P. 141–175.
7 Billari F. C. Choices, Opportunities and Constraints of Partnership, Childbearing and Partnering. 2004. URL: http://citeseerx.ist.psu.edu/viewdoc/download?doi=10.1.1.569.6987&rep=re... (дата обращения: 11.10.2016).
8 Furstenberg F. F., Kennedy S., McLoyd V. C., Rumbaut R. G., Settersten R. A. Growing up is harder to do // Contexts. 2004. Vol. 3, iss. 3. P. 33–41.
9 Sobotka T., Toulemon L. Overview Chapter 4 : Changing Family and Partnership Behavior : Common Trends and Persistent Diversity Across Europe // Demographic Research. 2008. Vol. 19, № 6. P. 85–138.
10 Jensen A.-M. Partnership and Parenthood in Contemporary Europe : A Review of Recent Findings // European Journal of Population. 1998. Vol. 14, iss. 1. P. 89–99.
11 Elzinga G., Liefbroer A. Destandardization of Life Trajectories of Young Adults : A Crossnational Comparison Using Sequence Analysis // European Journal of Population. 2007. Vol. 23, iss. 3–4. P. 225–250.
12 Potarca G., Mills M., Lesnard L. Family Formation Trajectories in Romania, the Russian Federation and France : Towards the Second Demographic Transition? // European Journal of Population. 2013. Vol. 29, iss. 1. P. 69–101
13 Motiejunaite A. Women’s Employment in Eastern Europe – Towards More Equality? // Inblick Osteuropa. 2008. Vol. 1. URL: http://www.inblick.org/?p=/2articles/16/motiejunaite.html (дата обращения: 12.03.2017).
14 Philipov D., Kohler H.-P. Tempo Effects in the Fertility Decline in Eastern Europe : Evidence from Bulgaria, the Czech Republic, Hungary, Poland, and Russia // European Journal of Population. 2001. Vol. 28, iss. 1. P. 37–60.
15 Hoem J. M., Kostova D., Jasilioniene A., Mures C. Traces of the Second Demographic Transition in Four Selected Countries in Central and Eastern Europe : Union Formation as a Demographic Manifestation // European Journal of Population. 2009. Vol. 25, iss. 3. P. 239–255.
16 Gerber T., Berman D. Entry to Marriage and Cohabitation in Russia, 1985–2000 : Trends, Correlates, and Implications for the Second Demographic Transition // European Journal of Population. 2010. Vol. 26, iss. 1. P. 3–31.
17 Bavel J. van. Choice of Study Discipline and the Postponement of Motherhood in Europe : The Impact of Expected Earnings, Gender Composition and Family Attitudes // Demography. 2010. Vol. 47. P. 439–458.
18 Mills M., Rindfuss R. R., McDonald P., Velde E. Why do People Postpone Parenthood? Reasons and Social Policy Incentive // Human Reproduction Update. 2011. Vol. 17, iss. 6. P. 848–860.
19 Perelli-Harris B., Sigle-Rushton W., Kreyenfeld M., Lappegard T., Keizer R., Berghammer C. The Educational Gradient of Childbearing within Cohabitation in Europe // Population and Development Review. 2010. Vol. 36, iss. 4. P. 775–801.
20 Овчарова Л. Н., Прокофьева Л. М. Социально-экономические факторы феминизации бедности в России // Экономика и социальная политика : гендерное измерение / под ред. М. М. Малышевой. М. : Academia, 2002. С. 36–63.
21 Овчарова Л. Н. Бедность и экономический рост в России // Журнал исследований социальной политики. 2008. № 5. С. 439–456.

Статус: 
одобрено к публикации
Краткое содержание (PDF): 
Текст в формате PDF: